Социум

Ледяное дыхание отчаяния

В городе Сафоново уже который год люди замерзают в своих квартирах.

Пока большая часть россиян праздновала Новый год и радовалась приходу русской зимы, кто-то ждал когда замерзнут «хохлы», немалое число их сограждан оказались в невыносимых для жизни условиях, созданных суровой российской действительностью.

В первый рабочий день 2017 года Keytown отправился с новым визитом в «дом из песка и тумана» в город Сафоново. Летом прошлого года в нашу первую встречу мы обещали жителям этого трёхэтажного киоска посетить их зимой, когда на улице будут холода, и рассказать нашим читателям о том, как они переживают зиму, далеко не первую, в новом жилище.

Понедельник оказался относительно тёплым и тихим, на улице было солнце и 21 градус мороза. Естественно, мы не стали договариваться заранее о визите, ибо хотелось чтобы присутствовал эффект неожиданности, т.к. Балалаев В.Е. обвинял их в нечестности, мол, они отключают отопление перед проверками и т.д.

Прибыв в город, мы созвонились с одной жительницей дома и сообщили о своих намерениях, заведомо зная, что она будет дома с ребёнком, заодно спросили кто из жильцов ещё присутствует на месте. Нам повезло, и мы смогли посетить 4 квартиры в первом подъезде дома №21 по ул. Энгельса, и это в рабочий понедельник.

Подъезд нас встретил резким запахом сырости и плесени, о чём свидетельствует отслаивающаяся штукатурка на стыках СМЛ-панелей, отваливающаяся краска и рассыпающиеся листы. В подъезде было жутко холодно, при том что там установили электрообогреватель, который, к слову сказать, работает на полную мощность, но безрезультатно, — между первым и вторым этажами стойкий минус. Каркас промерз так, что на нём появился иней.

В квартире №2 мы ощутили на себе всю прелесть проживания в этой халупе: ноги сразу же почувствовали холод полов, даже через ковры. Бежать было поздно. Мы сразу пошли к котлу и градусникам, развешенным тут и там по квартире. Отопитель работал на близких к максимальным значениям, свыше 75 градусов, батареи были не особо горячими, а вот воздух в помещении прогревался ещё хуже: 15-16 градусов тепла в зале и спальне.

 

В этой квартире проживает Галина Билько с ребенком, имеющим инвалидность, и взрослым сыном, пока не обзаведшимся собственным жильём. Все они вынуждены существовать в таких условиях по вине главы района и других, более мелких, но не менее нечестных чиновников.

Я буквально каждый день записываю на видео температуру в комнатах и состояние наших окон. Когда на улице было 29-30 градусов мороза, у меня в квартире температура опускалась к 10 градусам тепла. Сегодня, 9 января, я позвонила в администрацию района и попросила прийти ко мне и сделать замеры температуры и влажности, зафиксировать нарушения. Но так никто и не пришёл. Видимо, придут когда наступит оттепель, как это уже было не раз. Но тогда я их не пущу в квартиру. А зачем мне это? Когда на улице тепло, у нас тоже температура в норме. — Билько Г.Я.

Согревшись чаем и чуть не отморозив ноги, мы пошли к соседям.

Квартира №1 — летом мы её тоже осматривали. Там картина оказалась ещё хуже: температура воздуха была на уровне 14 градусов тепла, котёл работает на полную мощность, батареи горячие. Как и в предыдущей квартире, здесь по всему периметру окон, однокамерных (!), дует холодом, из-под подоконников тоже сквозит. Полы очень холодные, что чувствуется даже через ковры. Стены в трещинах, обои изорваны, из трещин сильно дует, ибо стены пустые. Образовавшиеся дыры жители затыкают подручными средствами.

Далее мы отправились в квартиру №5 на втором этаже сего карточного дома. Зайдя туда, мы были просто ошарашены. Полы в квартире были настолько холодными, что мы не могли задерживаться там надолго. В комнатах чуть более 12 градусов тепла, котёл настроен на 76 градусов, батареи горячие. Около окон в обеих комнатах невозможно находиться, окна с наледью, штапики выдавило льдом, из-под подоконников дует. Год назад здесь умерла бабушка (ей было за 80), доживавшая свои дни в леднике. Изрядно околев, мы отправились в следующую квартиру.

Квартира №4, в которой мы были летом 2016, и в ней же мне прищемило палец, который я, по незнанию, засунул в трещину между листами обшивки стен. В конце прошлого года здесь были выполнены «ремонтно-восстановительные работы по устранению строительных дефектов — расхождение стыков ГВЛ», а по-русски — замазали трещины и поклеили обои. Остальные жильцы отказались от такого решения проблемы, т.к. дом не является объектом капитального строительства, а значит, и ремонтировать там нечего. Температура воздуха в квартире на уровне 15 градусов тепла, котёл работает в том же режиме что и остальные, батареи горячие. Полы такие же ледяные, как и в других квартирах, окна в плачевном состоянии — прям «дом сурка». Не увидев ничего нового, мы отправились обратно в квартиру №2 отогреваться чаем.

За чашкой-другой и в надежде, что хоть кто-то из администрации придёт фиксировать нарушения температурного режима, Галина Яковлевна поведала нам об их визите к главе района. Рассказала о его хамском отношении к населению, об угрозах засудить её за то, что она, якобы, довела свою квартиру до такого состояния. Казалось бы — бред, но в нашей стране от «слуг» народа и не такое можно ожидать. Чем более абсурдна ситуация, тем больше вероятность, что такая ситуация произойдёт в России.

Время близилось к вечеру, мы изрядно замёрзли, да и самочувствие от стойкого химического запаха в квартирах за несколько часов ухудшилось: появились резь в глазах, першение в горле и начала болеть голова. Покидая этот дом, мы не могли избавиться от ощущения, что мы сюда ещё вернёмся.

Продолжение следует…

4 комментариев

Оставьте комментарий

Войти с помощью: