Происшествия

Поиски смоленского подростка продолжаются. Всё, что известно на данный момент

Вторую неделю в Демидове ищут пропавшего Влада Бахова. В поисках уже задействовано 1500 человек. Родители мальчика надеются, что сын жив, но есть версии, что подростка могли убить и тайно вывезти из леса.

6 апреля во время празднования дня рождения знакомого Влад Бахов на время отлучился от компании ровесников, а затем, по их показаниям, бесследно пропал посреди лесополосы вблизи Демидова.

На месте происшествия практически с первых дней начали работать сотрудники СК РФ по Смоленской области, добровольцы ПСО «Сальвар» и местные жители, а также к поиску был привлечен вертолет. Но ни с воздуха, ни с земли, ни с воды поиски пока ни к чему не привели.

Что известно на данный час?

По состоянию на 17 апреля, поиски продолжаются добровольцами поисково-спасательного отряда «Сальвар», сотрудниками Росгвардии и следственного  комитета, родственниками мальчика, охотниками. Активно помогают местные жители. В поисковой операции задействованы вертолёт и квадрокоптеры.

К настоящему моменту лес, где последний раз видели Влада, прочёсан максимально – исследованы все рытвины, все болота и озера.

Как рассказал отчим Влада изданию Smolnarod, во время лесных поисков не было найдено никаких зацепок, зарубок или затёсов на деревьях. Также в ходе поисковой операции были проверены все старые дома и строения в Пржевальском.

По информации ПСО «Сальвар», размещенной на форуме сайта отряда, на сегодняшний день их силами и другими участниками поиска закрыто очень много разнообразных задач. На карте поисков, приведенной ниже, видны треки групп поискового отряда. На востоке они заканчиваются в непроходимом болоте. На юге зону поиска отрезает дорога, ниже река. На западе город Демидов, до которого нет неисследованного поисковиками места. На севере река и дорога. Дно реки, а так же ее берега, в том числе на лодках, были отработаны. Другие водоемы в зоне поиска были отработаны и водолазами и местными.

 

Зона поиска

Редакция Smolnarod.ru взяла интервью у отчима Влада, Ивана Фадеева, чтобы из первых уст узнать о состоянии расследования, а так же опровергнуть домыслы и сплетни, родившиеся за это время в интернете.

Иван пояснил, что та злополучная компания, в которой 6 апреля оказался Влад, «не его».

Там, где сын оказался, это – не его «среда обитания». Просто знакомые. Друзьями я их бы не назвал. Повторюсь, о поездке он никому не сказал. Лишь потом бабушке сообщил, что идет на день рождения и в 10 вечера будет дома. Как он попал в эту компанию, непонятно. Возможно, поехал вместо кого-то – типа было место. Не знаю. Остается только догадываться.

Думаю, они эти 12 подростков знают что-то, что произошло в тот день. Непонятно, почему их до сих пор «не раскололо» следствие. Всё это очень странно.

О том, как началось и продвигается следствие, отчим Влада рассказал, что с самого начала исчезновения все надеялись, что парня вот-вот найдут. Ведь пропал не дедушка-грибник, а несовершеннолетний подросток.

Сразу объясню свой основной посыл и тезис: я не хочу никого обвинять в том, что произошло. Я сейчас проверяю каждого. Я себе не доверяю. Идут серьезные проверки не только через Смоленск, но и определенные московские структуры. Самое главное, что я хочу сказать, что мне нужно установить истину. Не хочу ни на кого навешивать ярлыки. Не хочу никого винить в этой трагедии. Хочу, чтобы если тот, кто знает что-либо, как можно скорее связался со мной, чтобы мы нашли сына. Здесь сейчас главное время, которое упускается. Каждый час, а тем более день – на счету, — добавил Иван.

К самому же следствию есть вопросы. Например, была прислана не группа водолазов, которая бы всё прочесала, а лишь один. Кроме того, анализы на наркотики были взяты только маркером, не было полного обследования анализов мочи у подростков. Но у всех ли были взяты анализы — неизвестно, доступа к материалам дела нет.

Мы наняли адвокатов в Смоленске и в Москве. В Смоленске – даже два адвоката, также работают четыре юриста. Подчеркну, что они будут работать до тех пор, пока мы не найдем нашего мальчика. Это однозначно, -сообщил отчим.

Были ли издевательства над Владом?

– Мы эту информацию проверяем. По нашим данным, издевательства были. Истязали, унижали – мы точно не знаем. Но, повторюсь, что есть информация, что это было. И это не на уровне слухов. Имеются два свидетеля, которые в скором времени будут готовы, я надеюсь, подтвердить этот факт. Почему могли унижать или издеваться? Одна из версий – у него не было денег, чтобы «скинуться» на что-то, или конфликт мог начаться из-за девушки. Конфликт явно был, но о нем подростки умалчивают.

Видео издевательств действительно существует?

– Да, оно было (возможные подробности содержания видео мы не приводим по этическим причинам – прим.ред.). Оно, по-моему, даже где-то было размещено. Мы найдем свидетелей, которые могут это подтвердить.

-Кроме того, я бьюсь уже неделю, чтобы запросили и забрали телефоны у этих подростков. Прошу, чтобы «вскрыли» гугл-карты, посмотрели треки местонахождения детей.

Почему это не сделано до сих пор?

– Мне не сказали. Единственный ответ – следователи занимаются. Но телефоны, по-моему, на сегодняшнюю минуту даже не изъяты. По поводу биллингов – тоже информации нет. Что я хочу этим всем сказать… Следствие, видимо, изначально не думало, что все-таки случилось что-то серьезное. Первые семь дней компетентные органы занимались этим делом, будто бы украли велосипед в Демидове, то есть спустя рукава. Подчеркну, что я не хочу обвинять следователей, не хочу говорить об их бездействии. Я хочу получить от них работу на результат. Я хочу, чтобы они делали свою работу не для того, чтобы уложиться в процессуальные сроки. Нужно уложиться в максимально короткие сроки. У всех есть работа, грубо говоря, трудовые положения и нормативы. Но можно же работать на результат. Этого пока нет.

Все свои вопросы я изложил следователю. В частности, я попросил заново провести проверку подростков на полиграфе. Пока вроде бы мне идут навстречу. Результаты первой проверки мне неизвестны. И все ли ее прошли? Тоже неизвестно. Это неподтвержденная информация. Я не сторонник слухов. То, что я не знаю, я говорить не буду. Наши адвокаты подключены ко всем этим спорным вопросам: это и полиграф, и «смывка» с машин, которая опять же была сделана несвоевременно. Некоторые свидетели не опрошены до сих пор – водители, люди в парке, люди в кафе, люди из соседних домов – все те или иные лица, видевшие эту компанию. Листков опроса свидетелей нет.

 

Кто-то из компании вообще искал Влада? Неужели никто не забеспокоился?

– Непонятно. Цепочку событий сложно восстановить. По какому-то периоду времени у нас информация очень сжатая. Что конкретно произошло в тот день и в определенные часы непонятно. В частности, идет речь о моменте пропажи сына и моменте приезда первой полиции. Отец Влада узнал обо всем в 12 часов ночи и поехал на место с полицейскими (уже после того, как туда съездил первый отряд полиции). Туда же одним из первых приехал отец девочки (как нам стало известно, работает он в демидовском УВД – прим.ред.); она тоже была в компании этих подростков. Утром о произошедшем узнал я (от матери Влада) – и незамедлительно приехал туда.

Искал ли кто-то из компании? Есть версия, что он ушел в лес, они начали его звать, потом якобы подумали, что он уехал (или ушел) в местный дом культуры. Но как, не имея связи? У Влада действительно не было с собой телефона, сим-карту нашли потом близкие, и ее обещали приобщать к делу со словами «Ну, наверно, изымем».

Отмечу, что расстояние от места до ДК, чтобы вы понимали, от трех до пяти километров. Опять же – пропал он в светлое время суток. Сын отлично знает этот район. Он постоянно ездил со своим отцом сюда на источник. Он бы нашел выход. Там есть две дороги: 7-10 минут и можно выйти из леса. Идти днем в глушь, в каком бы он не был состоянии – это маловероятно.

Есть также информация, что в лесу в тот день искали какого-то парня, но не нашего. Были слышны чьи-то голоса. У нас есть свидетели, которые слышали, что кого-то звали и искали в промежуток времени с семи до восьми вчера. Но имя Влада не звучало.

В Сети появилась информация о том, что на следующее утро место, где отдыхали подростки, было зачищено до такой степени, что не было ни одного окурка… На вас никакое давление не оказывается со стороны кого-либо? Может быть, были попытки «договориться»?

– По нашей информации, спиртного в тот день в этой компании было достаточно много. Скажем так: когда компания молодежи отдыхает, обычно не думает, куда выкидывать, например, окурки. Вообще следов от праздника осталось мало. Всего, наверное, три бутылки водки и пакет из-под колбасы. День рождение так не отмечают. Место такое, как будто человека три просто выпивали. Посидели немного – и разошлись. Есть косвенное тому подтверждение.

Попыток договориться и угроз в адрес семьи не было. Если это (представим) произойдет, то это будет предано огласке – и не на местном уровне, а уже федеральном. Мы и так связываемся с федеральными СМИ, чтобы истории предать большой общественный резонанс. Подчеркну, что со мной даже лучше не предпринимать попыток договариваться. Никакие деньги – миллиарды, миллионы, никакие угрозы не помогут. Мне нужен сын. И я хочу наказать виновных.

А что за загадочная история с кепкой Влада?

– Представьте только: кепка находится на третий день в сумке с продуктами. У той самой девочки, про которую рассказывают, что ее отец «высокопоставленный гражданин». Она ее принесла следователю и говорит: «Я ее забыла выложить». То есть три дня она, зная, что пропал их товарищ, не смотрела вещи с пикника? Эта определенная странность. Никого не обвиняю. Конечно, может в панике и переживаниях забыли. Но продукты-то имеют срок годности… Как можно было забыть про эту сумку?

У вас есть своя версия произошедшего?

– Мое личное мнение, согласованное с отцом и матерью, могло произойти убийство по неосторожности (это просто предположение). Его могли довести не совсем до адекватного состояния, он мог броситься на кого-то, его могли ударить… Либо он ударился головой, потерял сознание, а подростки испугались… Может его кто-то вывез из леса. Хотя все-таки мы версию убийства не рассматриваем. Это просто предположение, как могло бы быть. Эта версия просто всплывает сама по себе в голове, как у любого другого человека.

-Наш Влад сам по себе человек добрый и отзывчивый, постоянно борется за правду. Иногда ему «влетало», когда заступался за детей. Он не сторонник каких-то агрессивных действий. Я ему всегда объяснял, что нужно все делать в рамках закона и путем переговоров. Поэтому сомневаюсь, что он был зачинщиком конфликта, если таковой имел место быть.

Вообще никаких зацепок в лесу не найдено?

– Как минимум полторы тысячи человек прочесали этот лес, лично я семь дней там был на месте, в 4 утра каждый день только выходил из леса – лично со всеми группами, лично с «Сальваром», с добровольцами, с СОБРом, с ОМОНом… Каждый сектор был прочесан, плечом к плечу.

Была проведена работа «на отклик», и по цепочке сто человек выстраивались. Лес прочесан максимально – все рытвины, все болотины, озера. Нет никаких зацепок, ни зарубок, ни затесов на деревьях. Мы также провели все старые дома в Пржевальском. Ночью, днем… открывали подполья, чердаки, все сараи, все постройки. Всё безрезультатно. Но я верю, что он еще жив.

Иван также сообщил, что поиски не остановлены, и на 18 апреля намечена спецоперация, на которую Следственный комитет пообещал подключить людей.

Да, многие структуры взяли на контроль это дело. Я благодарен. Но мы не намерены останавливаться на этом. Мы выйдем за рамки города Смоленска. Донесем объективную правду. Я вырастил Влада с шести лет. Я хочу его отыскать! Так и будет!, — заявил отчим подростка.

Несколько дней назад родители и близкие Влада Бахова записали свои видеобращения.

Пожалуйста, если вы что-то знаете о местонахождении Влада, либо знаете подробности произошедшего в тот злополучный день, сообщите об этом в нашу редакцию press@keytown.me. Анонимность гарантируется.


По материалам издания Smolnarod

Оставьте комментарий

Войти с помощью: